по темам
по авторам
кто сказал? - авторы "крылатых фраз"


    Афоризмы и цитаты    

    ИНФОрмация    

    ЧАВОчки    

    новости    

    архив    

    карта    

    ссылки    


проекты
Russian Fox


МИФОлогия

Все о лИсах

Портфолио дизайнера


© 1999 - 2011
дизайн - 2000
Elena Lavrenova
Russian Fox






цитаты, пословицы, изречения
Афоризмы



 на 05.08.2006 цитат 12539 тем 296 авторов 890

из фильмов
из книг

для детей и не только



Биографии авторов цитат и афоризмов - Список всех биографий

Щербакова Галина Николаевна

Афоризмы, цитаты >>
Биография

Российская писательница. Родилась и выросла Галина Щербакова на Украине. Закончила педагогический институт в Челябинске. Несколько лет работала учительницей русского языка и литературы, потом в газете.

"В сороковом году я пошла в школу и успела закончить только первый класс. Немцы вступили в город осенью. Несмотря на то, что школа была открыта, родители меня не пустили во второй класс. Целый год я наблюдала, как мои сверстники исправно посещали уроки. К несчастью, немцы "застряли" в городе надолго. Наступил новый учебный год, и снова оставаться дома уже было делом бессмысленным. Идти во второй класс было обидно, поскольку мои одногодки учились в третьем. Но учительница знала меня, мою семью, и меня быстро перевели в третий. Помню, как потрясло склонение существительных. Мой мозг отказывался эту информацию воспринимать. Но я была упрямой и самолюбивой и через некоторое время наверстала упущенный год." Повесть "Вам и не снилось" критики восприняли в штыки. "Это было совсем другое время. Чистое и целомудренное повествование стало мишенью для критики, потому что это был рассказ о любви и только о ней... Да, русская литература, в том числе советского периода, была нравственной и не признавала даже слова "трусики". От нее требовали главного - положительного героя. И именно он был критерием ценности сочинения. Целые поколения воспитывались на "высокоморальной" литературе. Про Павку Корчагина, молодогвардейцев и целинников читали все. И что же? Стало меньше войн, убийств? Не надо преувеличивать роль литературы в формировании человеческой души. "Безыдейный" Высоцкий значил больше, чем вся псевдопатриотическая литература. А вообще, у читателя на книжной полке должны стоять и Солженицын, и Распутин, и Пелевин. Он сам сделает свой выбор. Выбор души. И в этом высшая нравственность." "Я трудоголик и графоман одновременно. Сам процесс "выведения" слов - радость. У меня есть компьютер, но работаю я по старинке, авторучкой. Пишу достаточно быстро. Должна признаться, что писательство не мешает мне оставаться оголтелым читателем. Читать безумно люблю. Больше - зарубежную литературу, из нее - английскую." (23.12.2002. Из интервью Галины Щербаковой. Корреспондент - Александр Гушанский, "Учительская газета". Текст интервью - на сайте "НаСтоящая Литература. Женский Род")

Когда повесть "Вам и не снилось" еще готовилась к печати, "меня вызвал главный редактор "Юности" Борис Полевой... и сказал: "Я не трус, но я боюсь. Публиковать повесть с таким концом мы не будем. Вы что, хотите, чтобы завтра все мальчики стали прыгать из окошка?" И пришлось мне сделать финал помягче, хотя первоначально он замысливался совсем трагическим." После того, как повесть была напечатана, "Я сидела поджавши хвост. Мне так вмазали со всех сторон, что нужно было еще в себя прийти. В "Московском комсомольце" напечатали огромное письмо учителей, которые требовали уволить редактора журнала "Юность", где была опубликована повесть, а автора чтобы лишили навсегда возможности сочинять и публиковаться. Потом приглашают меня якобы на читательскую конференцию в педагогическое училище. Прихожу, сидят девочки семнадцати - восемнадцати лет, сидят учителя, какие-то замундиренные тетки из гороно. И тут начинается надо мной форменный суд, и судят меня по максимуму. Поднимаются руки, выступают обвинители: вот, она написала, что у героини трусики сорок второго размера, - разве допустимо такое писать о женщине?! Нет, кричит зал, недопустимо! Посмотрела я на это, потом встала и сказала: не знаю, зачем вы меня позвали. Вам не нравится - пожалуйста, не читайте. В общем, рассердилась, огорчилась. Но когда вышла в раздевалку, надеваю свое пальтишко, вдруг окружают меня эти девчонки и шепотом, тайком говорят: Галина Николаевна, вы на нас не обижайтесь, нас так научили, а на самом деле нам ваша повесть очень понравилась... Я шла домой, плакала, мне жалко было этих детей... Прогрессивные, высоколобые критики тоже ставили меня на место, возмущались: как же так, приличных людей наказывают, притесняют - шел 1979 год, знаменитая кампания по шельмованию "метропольцев", - а тут посмела вспухнуть какая-то Щербакова, которую все почему-то читают, хотя никакого права на это она не имеет. В общем, я совсем без драки попала в большие забияки... Я только сейчас понимаю, что у меня на самом деле была слава. Ведь мешки писем приходили, стучались ко мне в дверь: "Я из Ухты, я прочла вашу повесть, откуда вы знаете мою историю?" В "Юность" писали: пожалуйста, напечатайте еще раз, а то у нас в библиотеке украли журнал. Теперь я иногда думаю: Боже мой, какая же ты была дура, почему ты тогда не насладилась всем этим, почему совсем другие вещи для тебя тогда имели значение и тебя отравляли!.. Меня даже в Союз писателей тогда не приняли. Хотя у меня журнальных публикаций было достаточно и книга уже вышла. Приняли через два года, но ведь те два года надо было как-то прожить. Необходимо было куда-то устраивать трудовую книжку, быть чем-то обязанной людям, которые держали меня исключительно из хорошего отношения, а в принципе, я для них ничего не значила и не делала - так только, по мелочи. Но я поняла, что эта повесть позволяет мне выжить, когда по ней стали снимать фильм. Я получила первые киношные деньги, пошла и купила детям ботинки, а мужу - зимние сапоги. Потом заплатили потиражные, потом фильму дали высшую категорию - это еще полторы тысячи, бешеные деньги по тем временам, - и я вступила в кооператив, чтобы построить квартиру сыну, который только что женился. Вот что для меня "Вам и не снилось": состояние, когда ты можешь купить сапоги и пальто. И это спасло меня, потому что десять лет перед тем мы вчетвером жили на зарплату мужа. Но главное - избавило от страха. Потому что подкожный страх оказаться неудачницей буквально преследовал меня. А я с детства усвоила: ни в коем случае нельзя быть матерью-неудачницей, нет ничего хуже для детей." На встречи с читателями "случается, приглашают. Только я отказываюсь. Потому что разговор опять будет крутиться вокруг одной лишь "Вам и не снилось". А у меня уже скулы сводит ее обсуждать. Я давным-давно другую мысль думаю - хотя бы две мысли мне позволено думать? Да она никогда и не была для меня главной вещью. Скажем, почти одновременно опубликовали другую мою повесть, "Дверь в чужую жизнь", - так она куда лучше, я уже тогда так считала. Она серьезнее, глубже." "Я искренне радуюсь любому хорошему сочинению, кто бы ни был его автором. Я очень благодарный читатель - по сути своей сначала читатель, а потом писатель. Но когда я натыкаюсь в каком-нибудь журнале на список типа "пять лучших писателей современности" - поеживаюсь, конечно. Однако затем начинаю говорить себе: ну хорошо, женщина. Ну что тебе, тесно? Кто-то отнял у тебя твое пространство, кусок твоего слова? Ведь нет. Я знаю про себя все. Я никогда не буду писать темные подвалы Петрушевской, раскачиваться на качелях Токаревой, пестовать легкую шизофрению в духе Нины Садур. Но я твердо уверена, пусть это выглядит нескромно, что есть у меня что-то, чего у них нет. Может быть, какая-то совсем маленькая штучка - ну так и пусть она у меня будет, ею я и интересна, и конкурировать я тут ни с кем не желаю. Если я кому-то не нравлюсь - что ж, я не доллар. А насчет внимания - в принципе, сейчас мне грех жаловаться. Было хуже. Лет семь назад меня как будто вовсе не существовало. А тут звонят, зовут. " ("Люди столько не живут, сколько я хочу рассказать." Из интервью Галины Щербаковой с Михаилом Бутовым. Журна "Новый Мир", 1999, №1. Текст интервью - на сайте "Журнальный зал" в "Русском Журнале")

Галина Щербакова - автор более 20 книг. Первая повесть - "Вам и не снилось". Среди произведений Галины Щербаковой - повести, романы: "Вам и не снилось", "Дверь в чужую жизнь", "Актриса и милиционер", "Армия любовников", "У ног лежачих женщин", "Косточка авокадо", "Подробности мелких чувств", "Митина любовь", "Кровать Молотова", "Не бойтесь! Мария Гансовна уже скончалась", "Радости жизни", "Восхождение на холм царя Соломона с коляской и велосипедом", "Подробности мелких чувств".

По повести Галины Щербаковой "Вам и не снилось" на киностудии имени М. Горького был снят одноименный фильм (режиссер - Илья Фрэз), ставший лидером проката (26,1 млн. зрителей). По опросу читателей журнала "Советский экран" фильм был назван лучшим фильмом 1981 года, а на Всесоюзном кинофестивале в Вильнюсе получил Приз.

(Автор-компилятор краткой биографии Г.Н. Щербаковой - Елена Лавренова)

__________

Источники информации:

  • Интервью с Галиной Щербаковой. 23.12.2002. Корреспондент - Александр Гушанский, "Учительская газета" - ug.ru. Текст интервью - на сайте "НаСтоящая Литература. Женский Род" - litwomen.ru/autogr4.html
  • "Люди столько не живут, сколько я хочу рассказать." Беседа Михаила Бутова с Галиной Щербаковой. Журна "Новый Мир", 1999, №1. Текст интервью - на сайте "Журнальный зал" в "Русском Журнале" - magazines.russ.ru/novyi_mi/1999/1/besedy.html




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100